Дать возможность рисковать

Верин-Галицкий Д.В. «Дать возможность рисковать». Журнал «Социальная педагогика». Издательство «Народное образование». Москва. 2007, № 1, С.58-61
Представленный ниже текст — первоначальный вариант статьи, без редакторской правки журнала «Народное образование»

 

Хорошо, что за ревом не слышалось звука,
Что с позором своим был один на один:
Я замешкался возле открытого люка –
И забыл пристегнуть карабин.
        Мне инструктор помог – и коленом пинок –
        Перейти этой слабости грань:
        За обычное наше «Смелее, сынок!»
        Принял я его сонную брань.
Затяжной прыжок. В.С. Высоцкий

На взросление молодого человека влияет огромное количество факторов. И мы с вами прекрасно знаем, что далеко не каждого человека к восемнадцати–двадцати годам можно считать взрослым. Инфантильное поведение некоторых молодых людей подчас просто поражает. Как правило, эта оценка инфантильности качественная, интуитивная, но по каким же параметрам мы, не осознавая того, оцениваем «взрослость»?

Попытаемся выделить их хотя бы несколько:

  • реализация себя в трудовой деятельности или серьёзная подготовка к ней;
  • самостоятельное решение своих финансовых проблем;
  • соотнесение своих потребностей со своими возможностями (финансовыми, интеллектуальными и пр.), умение выделить наиболее значимые приоритеты и отказ от второстепенных;
  • умение выстраивать отношения среди сверстников, старших и младших;
  • способность  к принятию решений в сложных ситуациях;
  • ответственность за принятое решение.

Из этих качеств хочется выделить способность к принятию решений. Чтобы приобрести эту способность, необходимо периодически оказываться в условиях, когда непосредственно требуется принятие решения. Здесь речь не идёт о бытовых  повседневных задачах, которые каждому надо решать изо дня в день. Мы говорим именно о сложных нестандартных ситуациях, а они возникают в жизни одних людей редко, а в жизни других – часто. Преодоление этих ситуаций становиться некими узловыми точками взросления, точками в которых происходит качественное изменение отношений, взглядов, смыслов. Этот процесс уже не является линейным запрограммированным  «взрослением», которое предопределено большинству детей, а процесс этот дискретный, возникающий подчас совершенно неожиданно, но именно здесь происходит непосредственно взросление.

Как правило, нестандартные ситуации связаны с риском. С риском здоровью, риском потери друзей, с риском потери денег, риском крушения надежд. И всегда риск связан с таким чувством, который испытывает человек, как страх, с которым одни умеют справляться и преодолевать его, а другие – нет.

Современная городская стерильная педагогика не формирует очень важного качества ребёнка – она не формирует способности к риску. Хотя это качество в современном мире является очень актуальным и без воспитания этого качества невозможно вырастить человека предприимчивого, мобильного, того, кто может легко ориентироваться в пространстве современного социума, рынка и рыночных отношений, строить свою деятельность и легко её перестраивать.

Формировать это качество очень сложно, и надо быть очень смелым педагогом, чтобы осознанно работать над воспитанием способности к риску. Почему?

Дело в том, чтобы способность к риску стала действительно качеством человека, необходимо в процессе воспитания этого человека хотя бы иногда его ставить в ситуацию, когда ему необходимо рисковать, но при этом очень чётко осознавать то, что он ответственен за тот шаг, который он делает или который ему необходимо сделать. И без первоначального воспитания ответственности за всё, за что бы он ни брался, приступать к воспитанию способности к риску нельзя. И педагоги, работающие в школе, со мной согласятся, что с воспитанием ответственности то у нас как раз очень серьёзные проблемы.

Для большинства мальчишек стремление к риску заложено на уровне генов. И когда на каждом шагу им приходиться иметь дело с огромным количеством ограничений, будь то детский сад или школа, то, соответственно возникает вполне естественный протест, который будет искать возможности выхода этой способности наружу в той или иной форме. Про это нельзя забывать, и надо всегда помнить, что идти поперёк природы человека нельзя, и надо делать так, пытаться делать так, чтобы природные особенности человека работали на формирование его как человека социально значимого.

Мы не будем делать акцент на физиологии, и рассуждать о роли гормона адреналина, постараемся посмотреть на проблему с педагогической стороны. Нам необходимо увидеть, насколько важно формировать способность к риску у современных молодых людей.

Я ни в коем случае не призываю к тому, чтобы мы взрослые перестали замечать или необдуманно подвергать опасности детей, но и ценности того, что мальчишки, да и некоторые девчонки должны учиться рисковать мы отвергать не можем.

Естественно, риск детей не должен заключаться в банальном перебегании дороги перед мчащимся автомобилем, или выпрыгивании из окна (балкона) на улицу. На это любой взрослый, да и тем более взрослый, работающий с детьми, не реагировать просто не имеет права. И я полагаю, что читатель понимает абсурдность подобной ситуации.

Так, где и как рисковать? Точнее, где и как учиться рисковать?

Для начала давайте посмотрим на типы рисков. Их весьма условно можно разделить на несколько групп:

  • риски в спорте;
  • риски, связанные с совершением финансовых операций;
  • риски трудовой деятельности при принятии решений (в бизнесе, административной работе и т.п.);
  • риски большого города;
  • риски, связанные с жизнедеятельностью в природе;
  • прочие риски (бытовые, соблюдение техники безопасности и пр.)

В данной статье подробного разговора о рисках, связанных с совершением финансовых операций и рисках принятия решений в трудовой деятельности не будет. Мы лишь заметим, что ребят к этим рискам и умению правильно и разумно рисковать в сфере принятия решений наиболее разумно учить посредством различных деловых игр. Этому можно учить только в деятельности, лекциями умению рисковать и принимать решения не научишь. Сразу возникает другой вопрос: кто этим будет заниматься, кто будет готовить ребят к этим рискам? Люди, работающие сегодня в бизнесе? Но они вряд ли снизойдут до того, чтобы учить детей. Да и по большому счёту мало кто из них сможет это делать. Свои школьные учителя? Но они сами вряд ли готовы формировать способность делового риска, да и сами к этим рискам не готовы, тем более что эта сфера лежит далеко за рамками их школьных предметов.

К бытовым рискам и рискам большого города должен готовить предмет ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности). Но очень часто в качестве подобной подготовки очень и очень можно усомниться. По моему мнению, предмет ОБЖ не выполняет тех функций, которые предполагает название самого предмета. И я имею основание об этом судить не только как педагог, работающий внутри самой школьной системы, но и как человек, хорошо разбирающийся во многих вопросах, которые этот школьный предмет освещает.

Мы остановимся чуть подробнее на рисках в спорте и в частности в спортивном туризме, как виде спорта, наиболее близком автору.

На сегодняшний день, одним из акцентов, на который ставят продюсеры визуальных средств массовой информации для завоевания и увеличения зрительской аудитории являются экстремальные виды спорта. И на телевидении можно найти множество передач об экстремалах. Да, действительно, это зрелищно, это захватывает дух.  И если взрослый человек, даже с увлечением посмотрев подобную программу, и даже как-то на неё отреагировав (от восхищения, до вращения указательным пальцем у виска), приступит к своим повседневным делам, то подросток, зажатый в тисках женско-запретного воспитания, вне рамок воспитательной системы, окружающей его, под впечатлением от увиденного начинает искать пути выхода своей потребности рисковать. А как он это будет делать (и делает) мы с вами, уважаемые взрослые, не только можем догадываться, но и знаем.

Все мы знаем о штампе, навязываемом сегодня телевидением и визуальной рекламой о красивом и беззаботном образе жизни. В разговорах большинства старших школьников обычной современной школы одной из ведущих тем является то, где и как мы сегодня будем отдыхать и веселиться. Другой навязываемый нам штамп, точнее не нам, а нашим детям – это образ отчаянного парня, который совершает всевозможные головокружительные трюки и ничего не боится. А это делается не столько через передачи об экстремалах, но в основном через огромное количество фильмов и сериалов, рассчитанных на детскую и подростковую аудиторию.

Последнее время слово «экстрим» стало весьма расхожим. В понимании большинства людей это слово воспринимается как некая ситуация, в которой есть риск, есть определённая опасность, подчас и опасность для жизни человека. Это слово сегодня используется очень часто, причём, подменяя собой понятие «нестандартная ситуация», которая вовсе может и не нести явной опасности, но она оказалась не такой, к каким привыкли и (или) какую ожидали. И если у участников данной ситуации мобильность реагирования на достаточно высоком уровне, то каких-то сложностей эта ситуация не вызовет и экстремальной не станет.

В подростковой же среде это слово используется чаще, чем среди взрослых. С чем это связано? Как есть у детей тяга к путешествиям, так есть и тяга к преодолению различных опасностей (на их взгляд, а возможно и по мнению взрослых). Преодоление опасности – это как возможность самоутверждения, так и утверждения себя в среде сверстников. Но опасности преодолеваются не всегда, а частое же использование этого слова – это ощущение причастности к непосредственно опасности, это некое проживание себя в роли того, кто её преодолевает, это  фантазия, которая позволяет ощутить причастность к ситуации, связанной с риском. И ещё это дань моде, веяние времени, реакция на навязывание визуальными СМИ того самого образа смелого и отчаянного парня.

 Много лет занимаясь детским спортивным туризмом, и иногда оказываясь в различных сложных  нестандартных ситуациях, подолгу существуя в природных условиях, со всеми проявлениями её стихий (водной, небесной, горной, снежной…), я стал трепетно относиться к словам. Точнее к смыслам некоторых произнесённых слов и фраз. Так для меня на использование слов «экстремальный» и «экстрим» применительно к своей деятельности наложено табу. Моё глубокое убеждение, что в детском туризме ничего  экстремального быть не может. Как для руководителя детской туристской группы, так и для детей, её участников. И руководителю необходимо приучать себя и своих воспитанников к тому, что ситуации могут быть разными, могут быть и очень сложными, а иногда и опасными, но не экстремальными. Это очень важно – воспитать отношение даже к самой сложной ситуации не как к экстремальной. Тогда не будет паники, тогда будет рассудительность, тогда все действия участников этой ситуации будут направлены на выход из неё и руки никто не опустит. А воспитание этого отношения, на мой взгляд, является одним из компонентов воспитания воли, что всегда было очень важным, а на сегодняшний день является вообще очень значимым.

Итак, снова вернёмся к воспитанию способности к риску.

Ни для кого не секрет, что те, кто в школьные и студенческие годы профессионально (в смысле отношению к делу) занимался спортом, прошли хорошую школу социализации, они неплохо самоопределяются в жизни и имеют хороший импульс жизненной активности.

Многое из того, что в традиционном спорте можно отнести к риску (в таких видах спорта как спортивная гимнастика, акробатика, фигурное катание на коньках и пр.), для самих спортсменов, как правило, таковым не является. Это обычная тренировочная и соревновательная работа. И отношение к этому риску у спортсменов именно как к работе. Если в детстве и юности молодой человек привык к тому, что «сторонние наблюдатели» считают риском, он при этом относится к этому риску более спокойно, как к чему-то само собой разумеющемуся, способность рисковать становится неотъемлемым качеством молодого спортсмена.

Что касается видов спорта, которые сегодня принято считать экстремальными (сноубординг, каякинг, фристайл, прыжки с парашютом, горный велосипед и пр.), то здесь несколько иная ситуация. Кроме обычной работы по оттачиванию того или иного элемента, мгновений по преодолению своего страха здесь значительно больше, чем в традиционных видах спорта. И риска здесь больше, и возможностей по воспитанию способности к риску тоже больше. А если ты научился рисковать в спорте, то в жизни вне спорта эта способность будет проявлять себя обязательно.

И отдельно я хочу заострить внимание читателя на спортивном туризме и в частности на спортивном детском туризме, поскольку это мой вид спорта, это то, чем я занимаюсь много лет. Это моя жизнь, это моя любовь. Это тот род педагогической деятельности, который является очень мощным средством воспитания детей.

Рассматривать все риски, которые есть в спортивном туризме мы не будем, их очень много. Чуть заострим внимание лишь на тех, которые связаны с преодолением препятствий, позволяющих считать тот или иной поход спортивным. Преодоление этих препятствий не только несут в себе большой риск, но требуют большого волевого напряжения, эмоционального, физического, требуют звериного чутья и тонкого и точного расчёта. Ведь цена ошибки может оказаться ценой жизни. И про это должны понимать абсолютно все участники, а не только руководитель.

Для того чтобы уметь рассчитывать действия по преодолению препятствия, чтобы оценивать свой риск и риск всей группы, необходимы знания, которые вдруг не появляются. Во-первых, они приобретаются в процессе участия в походах, начиная с самой низшей категории, и становятся опытом. Во-вторых, человек, серьёзно отдающий себя этому делу, в какой-то момент начинает читать литературу, искать информацию в Интернете связанную с техникой и тактикой преодоления препятствий, изучать разбор несчастных случаев в туризме и просто начинает понимать, что в спортивные походы ходят не для того, чтобы гибнуть.

Подводя итог, хочется несколько слов сказать о компонентах ситуации риска. Здесь можно выделить пять универсальных составляющих (универсальных потому, что их можно отнести абсолютно к любым рискам, где требуется принятие решения, и не обязательно эти риски должны быть спортивными):

  • понимание ситуации как опасной, несущей в себе определённый риск (осознание  ответственности за всё, что будет потом);
  • момент принятия решения, направленного на преодоление опасности;
  • первый шаг на преодоление опасной ситуации;
  • преодоление ситуации полностью;
  • состояние, которое можно охарактеризовать как «всё позади» (радость победы, обида (или боль) за поражение, рефлексия прошедшего события и т.п.)

Проживая все эти пять этапов, связанных с преодолением нестандартной (опасной) ситуации, практически всегда (в большей или меньшей степени) происходит некий инсайт, который продвигает ребёнка, подростка, юношу на пути взросления. При этом действие такой ситуации подчас оказывается наиболее эффективным воспитателем, чем влияние взрослых. И в этом заключается феноменологичность воспитания риском.

Идея поразмышлять на тему воспитания способности к риску у детей возникла у меня летом 2005 года как‑то случайно во время весьма сложного и совершенно не детского похода пятой категории трудности. Во время этого похода было очень много моментов и ситуаций, где риск был весьма явным (при этом 66 % участников были от 17 до 21 года). А без риска походов высоких категорий сложности не бывает. Риск был мой как руководителя, как человека отвечающего за всё происходящее и за каждого участника. Был риск самих участников. И на одном из «пятёрочных» порогов, я поймал себя на том, что происходящее сейчас очень важно для каждого. Преодоление сложного порога (а «порог» можно понимать в более широком смысле как сложное препятствие, и не обязательно водное), это возможность справиться со своими сомнениями, своими страхами, это возможность преодоления самого себя. Это возможность самому себе и своим друзьям сказать: «Мы прошли! Мы преодолели!». Это ступенька, которую преодолевает человек, чтобы стать смелее, сильнее, чтобы стать лучше. А для юных туристов это ещё один шаг к взрослению.

Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что далеко не каждый педагог или человек, причастный к воспитанию детей согласится со мной. А уж взять на себя ответственность и в той или иной мере работать по формированию способности к риску у детей способны единицы. Но, ещё раз повторюсь, что без воспитания этой способности, вырастить смелого, предприимчивого, успешного человека невозможно.

Итак, мы (педагоги, школа) не формируем способности к риску, но люди, обладающие этими способностями всё же есть и вырастают новые. Почему весьма важное качество человека как способность к разумному риску формируется не благодаря нашей педагогической работе, а подчас вопреки её? А может всё-таки стоит задуматься над тем, как учить разумному риску, как учить смелости в преодолении своего страха перед различными типами рисков? Как воспитывать ответственность за риск и смелость в принятии сложных решений? На мой взгляд, это очень сложная и интересная проблема.

2005 год