О нравственном воспитании

Верин-Галицкий Д.В. «О нравственном воспитании». Журнал «Социальная педагогика». Издательство «Народное образование». Москва. — 2012. — № 3. — С. 119-125

Долгое время вопрос нравственного воспитания казался мне аморфным, лишенным реального фундамента. Но внутренне я понимал и принимал его значимость, и в моей педагогической работе  формирование ценностного поля ребенка всегда занимало достойное место. Не в плане чтения нотаций, а в плане совместного проживания различных ситуаций  и с моими учениками в школе, и с участниками нашего детского туристического  клуба «Арго». Ситуаций, в которых на центральном месте и оказывались те самые ценности: честность, порядочность, дружба, честь, доброта… Однако я чувствовал, что про нравственное воспитание я чего-то всё-таки не знаю. Иначе чем объяснить, что об этом столько говорится и с высоких трибун, и в педагогической среде, но принятия ценностей детьми (будущими взрослыми) происходит весьма условно,  а безнравственности в обществе становится всё больше и больше. Чего не хватает, чтобы нравственное воспитание давало результат?

В воспитании детей всё слишком взаимосвязано и не всё и не всегда возможно объяснить простым языком в рамках короткой статьи. Сильное упрощение может быть воспринято как рецепт, а рецептов в воспитании детей давать нельзя. Одного ребенка этот рецепт может исцелить, а другого в неумелых руках – угробить.  Поэтому я прошу прощения у читателя за возможно излишнюю скрупулёзность и, возможно, некоторую сложность изложения и очень надеюсь на понимание написанного.

*****

Нравственное воспитание существует (и существовало) в любой культуре. Каждая культура на разных этапах своего развития определяет, какие нормы и правила поведения  являются для неё приемлемыми, что для этой культуры — благо, а что – нет. При этом основу нравственного воспитания могут составлять религиозные заповеди, светская мораль, традиции.

В современной России нравственное воспитание детей усложнено тем, что общество, объявившее себя свободным, почти отказалось от морали как внешнего регулирующего механизма поведения людей. Поэтому формирование  нравственной культуры ребенка — очень важная педагогическая задача. И решать ее необходимо для того, чтобы ребенок (а потом и взрослый), обладая достаточным нравственным потенциалом, мог противостоять тому негативу, который обрушивается на него из реального и виртуального миров.

Если выделить наиболее значимое в понятии нравственность, то оно сведется к очень простой формуле, которую в двадцатые годы XX века озвучил В.В. Маяковский: «Что такое хорошо и что такое плохо».

Продолжая давнее обсуждение педагогическим сообществом понятия «нравственность» и проблемы  нравственного воспитания, постараемся удержаться в рамках именно педагогического смысла: какие необходимы условия, чтобы нравственное воспитание было эффективным. Условия простые, понятные, действенные, но не упрощенные.

Сложность понятия «нравственность» заключается в том, что оно – субъективно и  относительно. Толковые словари дают исключительно формальное толкование нравственности как совокупности норм, определяющих поведение человека или как поведение человека, основывающееся на таких нормах.[1] Что же это за нормы? С чьих позиций определяется, хороша эта норма или плоха? Каким должно быть поведение человека, чтобы оно считалось нравственным?

К.Н. Вентцель в статье «Основные задачи нравственного воспитания» удачно, на мой взгляд, сформулировал свое представление о нравственности: «…нравственность есть стремление к осуществлению того, что является для человека самым высоким, самым святым, самым лучшим… Самое высшее, самое драгоценное благо и сокровище для человека составляет «жизнь», как та жизнь, носителем которой он сам является, так и та, которая широким потоком разлита кругом него в природе и человечестве… Только то мы называем хорошим, святым, нравственным, разумным, справедливым, что ведет к сохранению этого блага или к накоплению его как в нас, так и кругом нас».[2]

Сегодня, когда для многих людей разного возраста и социального положения жизнь (своя, других, всего сущего вокруг) не ценна, эти слова К.Н. Вентцеля звучат очень актуально.

Понятие «нравственность» раскрывается через нравственные категории и их общепринятые оценки — «хорошо» или «плохо»: добро – хорошо, безнравственность – плохо, порядочность – хорошо, трусость – плохо и т.д. Нравственные категории, к которым применима оценка «хорошо», называют ценностями.

Провозглашаемые в настоящее время с весьма высоких трибун лозунги о конкурентоспособности, успешности, предприимчивости выпускника современной школы в контексте реалий современной российской действительности вызывают серьезные опасения не только у педагогов, занятых непосредственно работой по воспитанию детей, но и у всех, кому не безразлично будущее нашей страны. В современном толковании конкурентоспособный – значит ориентированный на социальный успех, на более высокооплачиваемую работу, но тогда возникает вопрос, если это ценность, то кто тогда должен дома строить в роли рабочих, обеды готовить, детей воспитывать и выполнять множество других общественно значимых функций, в которых ценность конкурентоспособности является весьма сомнительной? Успешный – тот, кто может предъявить своему окружению атрибуты успешности (дорогая машина, квартира или дом в престижном районе и пр.), при этом тот, кто занят в деятельности не позволяющей предъявить эти атрибуты, априори считается неудачником.  Предприимчивый – тот, кто идет по головам других людей, не считаясь ни с чем.

Безусловно, подобные лозунги, декларирующие такие псевдоценности являются тупиковыми. И педагоги-практики, не позволившие себя втянуть в подобные «инновации», понимая это, данные лозунги игнорируют, и продолжают строить свою воспитательную работу в той системе координат, в которой росли сами, которую интуитивно чувствуют.

Только жизнь может быть вершиной иерархии ценностей. Все остальные ценности по отношению к ней занимают подчиненное положение. Принятие ребенком ценностей и неприятие их антонимов[3] зависит от множества факторов.

Стоит отметить, что один из критериев нравственности – направленность тех или иных поступков человека. Так, бережное отношение к своей жизни  (внутренняя направленность) –  это норма, это обычное состояние адекватного человека, инстинкт его самосохранения, а бережное отношение к жизни, здоровью, эмоциональному состоянию других людей (внешняя направленность) – это уже проявление его нравственности.

В современной России существует явный конфликт между декларируемыми нравственными нормами и реальностью, в которой этим нормам нет места. А безнравственности в разных её проявлениях часто находятся не особенно аргументированные, но весьма простые и легко принимаемые оправдания: «так все поступают», «деньги не пахнут», «не мы такие, жизнь такая» и т.п.  В такой ситуации формирование нравственности педагогическими средствами — очень серьезная проблема. Ребенка невозможно изолировать от социума, но как тогда сформировать у него представления о том, что хорошо, а что плохо; что нравственно, а что  безнравственно?

Каким же образом происходит принятие ребенком ценностей, норм, которые реально влияют на его поведение и его отношения с другими людьми? Обучить ребенка ценностям невозможно. Обучая, можно лишь с помощью слов сформировать представление о нравственной категории, которая в сознании будет оставаться лишь абстракцией, «учебным материалом». Для того чтобы эта категория действительно стала внутренним регулятором поведения, необходимы иные пути.

Именно от воспитания как процесса целенаправленного влияния на развитие мотивационно-ценностной сферы человека[4]  зависит, какие мотивы будут управлять человеком, какие ценностные установки будут регулировать его поведение, его отношение к людям, к своей стране, к способу заработка и своему труду, к своим родителям, к своим детям.

На формирование нравственных ценностей и норм поведения влияние может оказывать духовное воспитание в  религиозных организациях, художественная литература, кинематограф.

Но воспитание воспитанию — рознь. Можно воспитывать словами, а можно деятельностью, коммуникацией, жизнью.

Представлю несколько обязательных, на мой взгляд, условий формирования нравственности (от элементарного -  к более сложному).

Оценочные суждения

В дошкольный и в начальный школьный период (примерно до 10-11 лет) передача нравственного опыта ребенку происходит посредством оценочных суждений взрослых или более старших детей относительно различных событий («хорошо» и «плохо»), связанных с поведением самого ребенка, людей реальных, литературных персонажей, исторических деятелей и пр. Представления о нравственных категориях складываются у ребенка или под влиянием оценок окружающих, или через собственное интуитивное понимание, почему «хорошо» или почему «плохо». Эти  категории, как правило, рассматриваются в паре со своими антонимами: добро–зло, дружба–вражда, любовь–ненависть, честь–бесчестие, бескорыстие–корысть, воля–безволие, смелость–трусость, принципиальность–беспринципность и др.

Деятельность

Наиболее активный и продуктивный период формирования нравственных убеждений, по мнению психологов, – это подростковый возраст. Л.И. Божович считала, что нравственные убеждения возникают и оформляются только в подростковом возрасте, хотя основа закладывается гораздо раньше. «Выражая определенные отношения между людьми, нравственные нормы реализуются в любой деятельности, которая требует общения, – производственной, научной, художественной и др.»[5] Подчеркнём, что не любая деятельность влияет на формирование нравственных норм, а лишь деятельность, в которой присутствуют отношения между людьми.

К сожалению, такое понимание формирования нравственности нельзя назвать общепринятым в педагогической среде. Обусловлено это во многом вербальным (женским)  характером педагогического влияния и агенты этого влияния в основном — женщины. Если педагог сообщает подросткам о тех или иных ценностях и нормах, то они – эти ценности и нормы лишь потенциально  могут составить основу нравственности. Их принятие подростком зависит от многих факторов: во-первых, являются ли они реальными, а не декларативными в ближайшем  окружении подростка; во-вторых, насколько легко они расшифровываются  самим подростком и как относятся к этим нравственным нормам значимые для него  взрослые; наконец, каким образом они  представлены в медийной среде и др.

Нравственная норма, принятая вербально, должна получить подтверждение в процессе проживания  подростком ситуаций, в которых есть межличностная коммуникация, есть отношения между людьми. В этом случае  в его сознании та или иная нравственная норма проявляется в различных ракурсах и либо принимается окончательно, либо отторгается.

Педагогически такие отношения можно создавать путем погружения подростка в продуктивную деятельность, к которой он мотивирован и которая предполагает постоянный контакт между всеми её участниками, а также активную включенность в неё.

Если сообщенные извне нравственные категории или нормы поведения становятся убеждением, то о них можно говорить как о личностных нравственных установках, которые являются одним из регуляторов поведения подростка.

Воля

Итак, в современном мире нравственное воспитание имеет преимущественно словесный (вербальный) характер. Большинство людей знает, что и как правильно, как должно быть, могут даже других «научить» этому. Но все ли и всегда ли поступают так, как должно? Даже ставшие личностно значимыми ценности или нормы под давлением различных обстоятельств не всегда могут определять нужное направление в поведении человека. Необходима определенная стойкость — проявление такого внутреннего механизма человека, как воля.

Как не переступить ту черту, которая может стать роковой? А если переступил, то как найти в себе силы, чтобы исправить ситуацию? Валерий Чалидзе  в своей книге «Иерархический человек» пишет, что первоочередная задача воли – выжить[6]. Именно воля отвечает за то, как человек распоряжается своей жизнью. Для нас же важно показать одну очень важную грань воли, а именно взаимозависимость воли и нравственности.

К.Н. Вентцель отмечает, что развитие нравственных стремлений связано с развитием воли. «Чтобы развить в ребенке волю, надо  пользоваться всякою возможностью, чтобы заставить его действовать согласно поставленной им самим себе цели и пользуясь для этого выбранными им самим средствами. Чем более будет случаев для подобного рода деятельности, тем большее развитие получит воля».[7] И самой первой из задач нравственного воспитания он определяет именно развитие воли. В конце XIX века, когда были произнесены эти слова, не существовало таких социальных проблем, как наркомания, компьютерная игромания, детский алкоголизм и пр. Однако именно это положение, в его современном прочтении,  требует пересмотра методов воспитания нравственности.

Если в работе, направленной на воспитание нравственности, внимание уделяется лишь вербальным средствам, без учета сформированности волевого потенциала ребенка, то такая работа имеет очень низкий коэффициент полезного действия. Какими бы изощренными не были методы вербального нравственного воспитания, получить нравственную личность при неразвитой воле,  невозможно.

Одновременно с приобщением ребенка к нравственным категориям в раннем возрасте посредством оценочных суждений необходимо воспитывать его способность к волевому поведению, что возможно лишь в деятельности, требующей усилий. Большую роль в этом играет личностно значимая для ребенка деятельность, причем  как сам её процесс, так и результат (занятия музыкой, техническим творчеством, наукой, спортом и др.). Для развития воли важна также деятельность, необходимость которой ребенок осознаёт, даже если выполнять ее у него нет большого желания. Например, деятельность по самообслуживанию, по выполнению домашних обязанностей или постановка лагеря детской туристской группой на маршруте в ненастную погоду, требующая мобилизации сил всех участников. И педагогически вредно воспитание строить лишь на деятельности интересной ребенку.

До наступления подросткового возраста ребенок большей частью ориентируется на отношение к ценностям взрослых из его ближайшего окружения. В подростковый период у него формируется личное к ним отношение. А для этого он должен быть подготовлен, т.е. иметь представление о нравственных категориях, нормах поведения, и обладать определенным волевым потенциалом — фундаментом будущей пирамиды ценностей и норм поведения. Именно будущей, поскольку ценности и нормы поведения, будучи личностно принятыми, могут иметь устойчивое положение только на хорошем фундаменте воли. А любой фундамент строится до начала постройки здания.

Здесь следует уточнить, что в доподростковом и младшем подростковом возрасте ценности должны ложиться именно на формирующуюся волю. А воля или безволие формируются от рождения. В раннем возрасте на эти процессы влиять могут только родители или очень близкие взрослые, и именно они закладывают вектор: воля или безволие. Уже потом, в старшем подростковом возрасте личностно принятые ценности и нормы поведения начинают управлять волей. И в дальнейшей взрослой жизни нравственные установки управляют волевым поведением.

Нравственность и воля взрослого человека взаимозависимы: от воли зависит устойчивость поведения в соответствии с нравственными установками, а нравственность управляет содержанием волевого поведения в отношении других людей.

Если же в процессе формирования воли в доподростковом и младшем подростковом возрасте не сформировались представления ребенка о ценностях и нормах поведения, то в дальнейшем без этой основы не сформируются и нравственные установки. Наоборот, реалии социума в гипертрофированной подростковой проекции могут спровоцировать принятие установок типа «кто сильней, тому и мясо», «прав тот, у кого больше прав», «люди – пешки в моей игре» и пр.,  и человек станет тем, кто «пойдет по головам других людей», не считаясь ни с чем.

Если оглянуться по сторонам, то можно увидеть, что нормальными, нравственными людьми становятся те, кто в детстве занимался спортом, учился в музыкальной школе или был активно включен в любую другую, кроме учебной,  деятельность, в которой невозможно получить результат без волевых усилий.  И вместе с тем росли в относительно благополучной (с позиции нравственности) атмосфере.

*****

Подведем итоги. Ценности и нормы поведения, не ставшие личностными нравственными установками, регулирующими поведение человека, смысла не имеют.

Все попытки формирования нравственности лишь вербальными средствами являются малоэффективными, а часто имеют эффект обратный: декларируемые, но не находящие подтверждения в окружающем подростка мире ценности либо воспринимаются как нравоучения и вызывают раздражение с последующим отторжением, либо оставляют  его равнодушным к ним.

Не включенная в человеческие отношения (в контексте деятельности) передача нравственных норм только вербальными средствами  может привести к формированию лицемерия (говорим одно, а думаем и делаем другое), что зачастую и происходит.

Нравственные установки без взаимодействия с волей как механизмом, регулирующим поведение, смысл имеют условный: установка вроде бы есть, но в ситуации, когда нет волевого усилия, чтобы сохранить устойчивость и не свернуть в сторону, эта установка может не сработать. Если же есть личностные нравственные установки и сформированная воля, то тогда всё, что связано с поведением человека, его отношением к людям, вероятнее всего, будет нравственным.

Ноябрь-декабрь 2011 года


[1] Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Русский язык, 2000

[2] Вентцель К.Н. Основные задачи нравственного воспитания [Текст] / К. Н. Вентцель. М. : [б. и.], 1896. Из журн. «Вестник воспитания».  С. 2-3.

[3] В данном случае под антонимами понимаются категории, противоположные по смыслу ценностям, например  добро­–зло и т.п.

[4] Поляков С.Д. Психопедагогика воспитания. М.: Новая школа, 1996. С. 10.

[5] Божович Л.И. Проблемы формирования личности: Под редакцией Д.И. Фельдштейна. М.: Издательство «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. С. 228-244.

[6] Чалидзе В.  Иерархический человек. М.: Издательство «Терра», 1991. Стр. 27.

[7] Вентцель К.Н. Основные задачи нравственного воспитания [Текст] / К. Н. Вентцель.  М. : [б. и.], 1896.  Из журн. «Вестник воспитания». Стр.7-8.

Комментарии запрещены.