Прогулка по осеннему Приморью

Верин-Галицкий Д.В. «Прогулка по осеннему Приморью». Журнал «Народное образование». Москва. 2007, № 3, С.102-105 

Представленный ниже текст — первоначальный вариант статьи, без редакторской правки журнала «Народное образование»

Я учу тебя, ты идёшь за мной

Когда мы готовились к этому небольшому путешествию, одной из старших участниц, молодому учителю одной из хабаровских школ,  я сказал, что этот поход – это прогулка по осеннему  Приморскому лесу и ничего сложного не будет. При этом я сразу оговорился, что я очень часто говорю, что «всё просто», что «ничего сложного нет», но, столкнувшись с реальностью, моим участникам это может показаться не совсем так. «Всё просто» – это значит, что всё предстоящее по нашим силам. «Всё просто» – это положительный посыл тому, для кого предстоящее путешествие вызывает опасения: а смогу ли я, справлюсь ли я. «Всё просто» – это слова успокоения для родителей наших участников, тех, кто остаётся дома ждать. При этом «Всё просто» – это вовсе не значит, что к предстоящему походу надо относиться «спустя рукава» и готовимся мы к походу всегда очень серьёзно, проверяя и перепроверяя всяческие мелочи.

Любой поход, пусть самый небольшой – это преодоление как препятствий естественных; препятствий, которые возникают перед нами на самом маршруте, так и своих внутренних: своего неумения, своей слабости, своих страхов. Я глубоко убеждён, что человек растёт только тогда, когда он оказывается в ситуации, которую ему надо преодолеть. Преодолевая жизненные препятствия, мы растём. Наш спортивный детский туризм – это школа такого взросления, школа, где задания возникают не искусственно, они не придуманы, возникают в виде естественных препятствий, которые надо преодолевать, потому что только через них есть путь вперёд. 

Перед этим походом я не ставил совершенно никаких грандиозных задач: нужно было просто пройти от посёлка Беневское до посёлка Чистоводное через ключ Беневской, реки Светлогорную и Чистоводную, преодолев два несложных перевала и осуществив подъём на гору Синяя (1487 м). Общая протяженность и продолжительность маршрута  не велики, но различных препятствий дальневосточной тайги на нём вполне достаточно. Ну и красиво, конечно же, там. И что немаловажно для юных туристов – это то, что мы уезжаем далеко от дома. У нас было много длительных переездов в поездах и автобусах. А всё вместе это целое приключенческое путешествие.

Я не буду подробно описывать хронологию этого нашего путешествия. Скорее то, о чем я буду говорить, это некая рефлексия относительно только что прошедшего похода и, несомненно, иметь она будет педагогический уклон.

Начну с того, что для меня очень важно в неважно каком походе, взрослом или детском делать так, чтобы всем его участникам было комфортно. Должно быть легко и просто в отношениях. Нет, нет, нет! Ни в коем случае я не призываю к панибратстсву и распущенности! Я говорю совершенно о других вещах – о более высоких и вместе с тем  очень земных. Я говорю об эмоциональном комфорте весьма замкнутого на некоторое время коллектива людей, которые вместе пошли в поход. Как сделать так, чтобы каждому было хорошо и уютно среди окружающих его людей больших и маленьких, когда все мы такие разные?! Это целая наука, но у меня это как-то получается. Почему получается? Наверное, потому, что я много и давно об этом думаю, это для меня, пожалуй, один из главных акцентов всего того, что должно происходить с людьми в  походе.

Что значит для меня лёгкость и простота в отношениях? Как невозможно словами описать понятие «доброта», мы его просто чувствуем, так и определить «лёгкость» и «простоту» тоже очень сложно. Можно лишь говорить о том, когда наступают такие отношения или они не наступают. В походах, которые мы проводим под флагом детского туристического объединения «АРГО» такие отношения в походах наступают. И неважно, если  практически полностью группа является детской или она смешанная – детско-студенческо-взрослая.

Всё-таки я попытаюсь описать эти самые «лёгкость и простоту». Прибегну к любимому мною приёму, я буду составлять предложения, начинающиеся со слова «Когда».

Итак, лёгкость и простота отношений, это…

Когда у всех участников похода всегда искренние и практически всегда радостные лица.

Когда опыт старшими передаётся без поучений, когда это происходит по принципу «делай как я».

Когда не возникает различного рода группировок.

Когда всем весело и причины для веселья возникают сами собой, и мы много смеёмся.

Когда каждый принимает то, что он вкладывает свой труд и  свои силы в достижение общей цели и никого не надо уговаривать.

Когда распоряжения руководителя воспринимаются как просьбы, как подсказки, а не как приказы.

Когда в общении между взрослыми, взрослыми и детьми есть Культура, а в общении детей друг с другом не используется дворовая лексика.

Когда при возникновении нестандартной ситуации есть готовность каждого на её разрешение.

Когда взрослые не забывают, что с ними всё-таки дети, а не «недоросшие взрослые».

Когда всем тепло оттого, что мы вместе и немножко грустно, когда возникает момент расставания, а, вернувшись домой, хочется снова вернуться назад в тот мир походных отношений, когда все были вместе.

Меня можно упрекать в том, что мир таких лёгких и простых отношений это сказка, иллюзия, утопия. Может быть и так. Но у нас так есть. Это одно из того, к чему я шел много лет.

Другим очень важным моментом для меня стало то, что из всех юных участников, а их было пятеро, только один Вова Ананьев (ученик 11-го класса) имел опыт подобных походов. Остальные Саша Пушкарёв, Дима Семёнов, Лёша Романчук, Стас Иванов в таком походе были впервые. И если Саша, Дима и Алёша (все ученики 9-го класса) имели уже опыт летнего водного похода, то Стас (самый младший, он ученик 7-го класса) пошел в поход впервые. Что меня очень порадовало – я совершенно не увидел  в походе среди ребят возрастного снобизма. Может быть, это было потому, что со стороны взрослых по отношению к детям этого не было?

Что же педагогически-замечательного было в этом походе. Я назову эти моменты Ситуациями. Можно их называть педагогическими ситуациями, потому что все они работали на воспитание, но мне хочется называть их просто Ситуациями.

Ситуация № 1. Чтобы дорасти до серьёзных походов, надо пройти путь через простые походы, которые мы называем учебно-тренировочные. Во время похода я часто произносил фразу: «Ну, у нас же учебно-тренировочный поход!» Но что же делает наши походы учебно-тренировочными?

Во время похода ребята (как юные, так и взрослые) выполняли различные задания, без выполнения которых в принципе в данной ситуации можно было обойтись, но их выполнение – это приобретение того, что называется опыт. Того, что можно получить только в деятельности.  Что же это за задания такие?

Встали на обед. Начался мелкий дождь, но ещё чуть-чуть и начнётся дождь сильный. Натягиваем тент, собираем дрова, подвешиваем над костром котлы. Пока готовиться обед для всех (включая меня) кроме дежурного по кухне задание: каждый разводит свой костёр и должен удержать его в течение пятнадцати-двадцати минут. Несмотря на то, что у многих в рюкзаках имеются кусочки органического стекла (оргстекло мы используем, если разжечь костёр или растопить печку только с использованием спичек невозможно и нужно более длительное и сильное пламя), на его использование запрет. Используем только спички. Всё задание включает не только разжигание пламени, но и сбор «горючего материала». У меня более-менее стабильное пламя, которое можно назвать костром, появилось минут через пять от начала задания, обогнал меня Вова Ананьев. После чего я беру видеокамеру и начинаю «подсматривать» за тем, что происходит у ребят, при этом я с ними разговариваю и комментирую происходящее. Кому-то на разведение костра понадобилось пятнадцать минут, кому-то – полчаса, а у кого-то он совсем не загорелся. Обсуждаем причины, почему так произошло и что было сделано не так.

Для туриста, мальчик он или девочка, мужчина или женщина, очень важно в любых условиях уметь развести костёр. Ведь может статься, что человек может оказаться наедине со всеми стихиями сразу и надо без чьей либо помощи уметь обеспечить себе тепло и возможность приготовления пищи. Этому теоретически за партой не научишь, это надо пропустить через руки, наделать ошибок, самостоятельно или при помощи со стороны их исправить, закрепить умения и практиковаться, практиковаться, практиковаться.

Ситуация № 2. Как только была закончена «костровая тренировка» начался дождь, и весьма сильный дождь. Небо сплошными тёмно-серыми облаками обложило «по‑серьёзному». Дождь с грозой! Ноябрь, а над головой гремит гром, и сверкают молнии. Хорошо, что над костром тент, но сильный дождь заставляет прижиматься к середине нашего укрытия, отодвигаясь от краёв. Вода захлёстывает. Обедаем не торопясь. Очень хочется, чтобы к окончанию обеда всё закончилось. К сожалению, он не заканчивается, а лишь чуть утихает. Но время идёт и надо выходить, да и камни с неба не сыпятся, хоть и мокро, но идти можно. Весь временной лимит на обед мы исчерпали. Выходим  под нудным моросящим дождём. Примерно через полтора часа нашего пути снова начался ливень. А потом пошел град. И весьма крупный град ­– размером с горошину. Благо шел недолго. Но вот ливень всё-таки заставил меня принять решение искать место под лагерь, пока мы хоть и мокрые, но не сильно замёрзшие. Идти в таких условиях дальше – подвергать моих юных участников уже явной опасности − возможности заболеть. Останавливаться надо ни раньше, ни позже, а вовремя. Находим место и приступаем к постановке лагеря. Опять же под дождём.

Что в этой ситуации такого, что можно отнести к тому, что может иметь педагогический смысл? Само по себе то, что оказаться в ноябре в полевых условиях под проливным дождём и низкой температуре окружающего воздуха уже заставляет действовать не так, как бы мы себя вели при отсутствии этих условий. Этот дождь – это не что иное, как реальное жизненное препятствие, которое надо преодолевать. Как минимум мы учимся сжимать зубы,  терпеть, пересиливать свою слабость и бороться за свою жизнь. Какими бы высокопарными не показались эти слова, но это именно так. Бороться движением, потому что оно не только согревает, но и приводит к результату. Надо идти − терпим и идём. Работаем на постановке лагеря − всё делаем очень быстро. И то, насколько оперативно будет поставлен лагерь, будет зависеть то, как быстро мы сможем переодеться в сухое и согреться.

Конечно же, ратуя за педагогическую полезность таких ситуаций, я оговорюсь, что тот взрослый, который находится рядом с детьми, который ими руководит, должен очень чётко себе понимать, когда и где можно и нужно бороться со стихией, а когда лучше отступить и переждать. Ведь у него в руках здоровье детей и их жизни.

Ситуация № 3. Одно из условий, приводящих к быстрой постановке лагеря – это четкая организация лагерных работ и при необходимости контроль по всем направлениям. А направлений этих, как правило, несколько: постановка палатки, организация «кухни» и приготовление ужина, сбор дров для костра, приготовление дров для печки в палатку на ночь. По каждому направлению работают как правило несколько человек, но может оказаться и один человек, где это возможно. Это их поля ответственности.

Как правило, я в таких учебных походах делаю так, что каждый день происходит смена ребят на выполнении одних и тех же работ. Это делается для того, чтобы каждый прошел в течение похода через разные виды деятельности. Однако, это не является жестким требованием. В этом походе, в большинстве случаев на одних и тех же работах были задействованы одни и те же ребята за исключением дежурства «по кухне». Почему? Ноябрь – ещё не зима, но в шесть вечера уже темно. Встав на ночёвку в полшестого (раньше вставать можно, но тогда послеобеденный переход будет очень коротким, что не очень хорошо), надо по возможности успевать до темноты сделать максимальный объём работ. Поэтому делать надо быстро. Это возможно только тогда, когда каждый знает что и как он делает. Не прошел ребенок через другие виды лагерных работ? Не беда. Как минимум он их видел и это не последний поход.

Одно из обязательных требований ко всем участникам – необходимо иметь свой фонарь, лучше налобный. Сегодня это не проблема. Небольшие, легкие и недорогие налобные «светлячки» есть в продаже, с батарейками к ним сегодня тоже проблем нет. Поэтому если что-то недоделано до темноты, доделывается при свете фонарей.

Меня всегда радует, когда мальчишки спорят, кто будет колоть топором дрова на печку. И даже занимают очередь. Понимаю, что это далеко не самый безопасный вид деятельности, но где как не здесь этому учиться? Показываю, объясняю, вначале контролирую пристально, а как вижу, что получается, просто периодически посматриваю в этом направлении.

Вообще, лагерные работы, особенно когда они проводятся не совсем в стандартной ситуации (снег, дождь, сильный ветер и пр.) – это один из очень мощных инструментов формирования навыков, которых в городской жизни не получить, потому что городская жизнь исключает саму потребность такого самообслуживания. А через него надо проходить обязательно. Это моё твёрдое убеждение. А ещё мы всё делаем вместе. Что тоже немаловажно.

А ещё нестандартные ситуации в наших походах формируют волю и мобильность реагирования на изменяющиеся условия. А этими качествам должен обладать человек, выходящий во взрослую жизнь.

 Ситуация № 4. Если вы никогда не сталкивались с тем, как всё своё имущество, которое состоит из личных вещей, спального мешка, продуктов и общественного снаряжения «запихать» в рюкзак, да ещё если темно и холодно, то смею вас уверить, что вряд ли это получится у вас с первого раза. Наталья Николаевна (та самая учительница) в первое походное утро в течение часа пыталась уложить свой рюкзак и очень огорчалась, что у неё ничего не получается. На второе утро тоже было не всё гладко. К концу похода вопросов укладка рюкзака уже не вызывала. Это у взрослого человека. Представьте себе, какие это вызывает проблемы у детей!

Лёша Романчук. Из общественного снаряжения у него был пропиленовый тент на палатку. В рюкзак он у него никак не влезал. Хотя рюкзак у Леши был далеко не маленький. Алексей, совершенно не огорчаясь, запихивает этот тент в полиэтиленовый пакет и подвешивает на раму рюкзака на полуметром шнурке. Такого я никогда не видел. Мало того, что этот пакет как маятник постоянно болтается (почему-то Алексей не догадывался сделать шнурок покороче,  или вообще надо было плотно привязать тент к рюкзаку),  на нём, после того, как этот пакет в течение трёх дней «расчёсывали» ветки, образовалось огромное количество лохмотьев. И рулон теплоизоляционного коврика тоже Алексей привязывал поверх рюкзака, а не вставлял его внутрь, и тоже получалось это у него кое-как. Французы под Москвой в 1812 году, да и только! Лёшу абсолютно не смущало то, что у него всё болтается, а лицо его всегда озаряла сияющая улыбка.

Саша Пушкарёв. И у него рюкзак станковый, но не очень большого объёма и костровой тент тоже в него не влезал. Как только  Саша не привязывал его! Но почему-то через некоторое время тент отваливался от рюкзака и болтался на верёвочках. На привале Саша его снова привязывал, а через некоторое время тент снова болтался. В последний день я в течение пятнадцати минут наблюдал, когда мы с Сашей остались одни (все уже ушли по тропе вперёд), как он «боролся» с непослушным тентом, который никак не желал держаться на рюкзаке. В конце концов, Саша всё-таки открыл рюкзак и запихал(!!!) тент внутрь. Как будто инсайт* произошел! Может быть тент влез в рюкзак, потому что продуктов в рюкзаке уже не осталось? Или надоело привязывать-перевязывать непослушный тент? Не знаю.

Ситуация № 5. То, о чем хочется рассказать в этой ситуации очень тесно перекликается с тем, о чём рассказывалось в Ситуации № 4.

Не буду выделять отдельные моменты, лишь скажу, что часто бывает так, что человек в чём-то недотягивает, в чём-то слаб, в чём-то ему тяжело. И, наверное, ему надо помочь. Но как помочь? Сделать за него работу, разгрузить его рюкзак, чем-то облегчить преодоление препятствия и пр.? Да, безусловно. Иногда надо. Но всегда ли?  Всегда ли надо брать на себя решение проблемы за другого там, где ему пусть и тяжело, но он в состоянии с ней справиться? И скажет ли он за это спасибо во взрослой жизни? Талантлив руководитель детской группы тот, кто, оставаясь рядом с ребёнком, прибегает к помощи только тогда, когда без неё не обойтись, и умеет находить ту границу, где без этой помощи можно обойтись и когда она необходима. Во всех остальных случаях необходимо стараться, чтобы ребята по максимуму использовали свои скрытые резервы (физические, волевые, нравственные) преодолевая самих себя и вместе с этим вырастая как в глазах окружающих, но, прежде всего, в своих глазах.

 Та самая укладка рюкзаков, это немногое из того, куда вмешиваться старшему и более опытному вовсе не обязательно. В таких случаях я всегда говорю, что человек учится только в двух случаях, когда ему что-то очень интересно и он стремится этому научиться (читает, задаёт вопросы, разбирается), или же когда жизнь поставит в ситуацию, когда необходимость учиться появится сама. Укладка рюкзака, это как раз второй случай. И лучше не лезть с помощью и советами, тем более, когда их не просят.

Или постоянные перемещения по камням  с одного берега ключа на другой. Как сделать шаг правильно, чтобы не оступиться, чтобы не поскользнуться, чтобы перепрыгнуть воду и не намочить ног? Конечно, выбираем места там, где проще, но не везде получается слишком просто, да и каждый сам делает свой шаг, перепрыгивая ручей. Это препятствия, от которых никуда не деться, их надо преодолевать только потому, что другого пути нет и это надо делать.

Нет, что касается безопасности, здесь конечно нельзя экспериментировать и надо требовать точного выполнения инструкций и никак иначе. Но там, где возможно, лучше не мешать ребятам быть наедине с трудностями.

Ситуация № 6. Когда мы изрядно вымокли под дождём с градом, подмокло и содержимое наших рюкзаков. Например, у меня намокла книжка, которую я взял с собой в надежде, что у меня появится свободное время (ох уж эти мои наивные надежды!). Книга называлась «Толерантность: взгляд, поиск, решение». Книга для учителя, книга по психологии. И когда я вытащил её из клапана рюкзака в непонятном состоянии, у меня увидели её ребята. Больше всех она заинтересовала Сашу Пушкарёва, того самого, что не мог закрепить тент на рюкзаке. И что-то в этой книжке его задело. Как только появлялась возможность, Саша обращался ко мне с просьбой дать ему «посушить» книжку. А ещё Саша писал дневник похода в самодельном блокноте и в нём же писал стихи. И очень хорошие стихи. И газету о летнем нашем путешествии по реке Яурин делал тоже Саша. Как я к концу похода сказал Наталье Николаевне, что этого мальчика надо крепко держать в руках и не выпускать. Из таких немножко нескладных, угловатых, талантливых и немножко замкнутых,  ребят получаются очень надёжные помощники и преданные друзья и, главное, очень хорошие люди. Очень хочется надеяться, что я смогу этому способствовать.

Ситуация № 7 (а скорее № 0). В самом начале похода, когда мы вышли с поезда на станции Угольная, нам предстояло провести на ней полдня и ночь в ожидании нашего поезда. Болтаться на станции днём, привлекая внимание агрессивно настроенных местных жителей, нам совершенно было ни к чему, поэтому мы ушли от станции на берег Амурского залива.

Как в сказке «Золотой Ключик» Буратино говорит: «Я никогда не думал, что Поле чудес так похоже на помойку». Вот и мы не думали, что берег моря так похож на помойку. А нам здесь предстояло обедать, находиться до вечера и ужинать. Наталья Николаевна, ещё не зная совершенно никого из нашей группы кроме меня, да и то совсем чуть-чуть, каким-то образом сделала так, что все без каких бы то ни было вопросов, стали наводить порядок вокруг места нашего временного обитания, собирать банки, бумаги, пластиковые бутылки.

Вроде мелочь, совершенно коротенький эпизод похода, но именно из таких эпизодов и состоит всё наше походное воспитание.

Как руководителю запомнилось то, что никого ни в чём не приходилось уговаривать. Я совершенно ничего не произносил дважды. Всё как-то делалось само собой.

И ещё этот поход для всех участников можно назвать уроком доброты. Я не буду рассказывать, в чём он заключался, на то у меня есть причины этого не делать. Пусть это будет секретом тех, кто был в этом походе. Этот урок  просто был. И мы все стали немножко лучше.

Вот вам и иллюзия, вот вам и утопия.

Я совершенно уверен, что Свет от только что прошедшего похода по осеннему Приморью надолго останется в памяти его участников.

Ноябрь 2006 года

*Инсайт – прозрение (психологический термин)